Продромальная стадия

Продромальная стадия развития алкогольного галлюциноза -алкогольный абстинентный синдром, более тяжелый, чем это свойственно данному больному. Это связано с тем, что перед возникновением первого в жизни галлюциноза возрастает длительность запоя или увеличиваются суточные дозировки алкоголя. Тяжесть похмельного синдрома меньшая, чем при развитии делирия, судорожные припадки возникают крайне редко. По сравнению с обычным похмельем усилены тревога, пугливость, настороженность или тоскливость. Возможно возникновение зрительных иллюзий, гипнагогических галлюцинаций. В первые 4 суток после окончания запоя возникает 95% острых алкогольных галлюцинозов.

Существуют несколько наиболее часто встречающихся дебютов психоза. Возможно внезапное начало с появления словесных галлюцинаций. Слышатся голоса людей, знакомых или незнакомых. Они не множественны, но почти всегда это диалог. Содержание голосов не имеет отношения к больному. Это может быть беседа соседей по дому, рассказ о каких-то событиях, могут слышаться разговоры во время застолья. В зависимости от содержания голосов возникает аффект удивления, возмущения, но не страха. Поведение больных остается упорядоченным. Критика к галлюцинациям может появиться при явной несовместимости содержания обманов восприятия с действительностью. Так, если больной слышит радиопередачу в часы, когда не работает ни одна радиостанция, или голос матери, проживающей в другом городе, на время может появиться сознание болезни. Голоса то появляются, то исчезают.

В некоторых случаях, одновременно с вербальными галлюцинациями, возникают зрительные обманы, иллюзии. Содержание голосов при этом более нелепое, оторванное от действительности, поведение менее упорядоченное, окрашенное чертами суетливости.

Галлюциноз может начаться не с вербальных галлюцинаций, а с появления элементарных обманов восприятия. Слышатся музыка, звуки, издаваемые различными приборами, животными, писк, скрежет. Одновременно могут возникнуть фотопсии.

В большинстве случаев начавшийся психоз быстро достигает своего развития, но иногда вербальные галлюцинации вскоре исчезают и появляются лишь на следующий день, чаще в вечернее время. Это обычно связано с тем, что больные на время обрывают начавшийся психоз с помощью очередной порции алкоголя.

В стадии развернутого психоза основное место в клинической картине занимает вербальный галлюциноз. Слышатся голоса знакомых или незнакомых людей. Что бы ни говорилось, все имеет отношение к больному. В некоторых случаях слышится множество голосов, но обычно в беседе принимают участие 4-5 человек. Для вербальных галлюцинаций характерна экстрапроекция. Они слышатся на небольшом от больного расстоянии: из-за стены, из соседнего дома, с крыши, из шкафа, из подушки, из коридора. Нередко голоса слышатся только с одной стороны, обычно тем ухом, где нарушен слух. Если больной прижимает ухо к подушке, то голоса слышатся именно этим ухом. Содержание того, что слышится левым и правым ухом, может быть различным. Для голосов характерна чувственная яркость, разнообразная тональность. Если слышится голос знакомого человека, то сохраняются индивидуальные особенности речи. Многие высказывания многократно повторяются, произносятся все громче, усиление громкости сочетается с усилением аффекта страха. Что бы ни слышалось, это всегда по преимуществу разговоры других людей о больном. Возможны и прямые обращения к больному. Слышатся обвинения в пьянстве, воровстве, разврате, совершении неблаговидных поступков, невозвращении взятых в долг денег, плохом отношении к родителям, детям, женам. Больные слышат различные угрозы, чаще всего избить, искалечить, лишить жизни, выселить из квартиры. По мере развития психоза возрастает фантастичность угроз.

Преследователи собираются не просто лишить жизни, а предварительно отрезать руки и ноги, выколоть глаза, затем разрезать тело на куски, выкинуть остатки тела свиньям. Часто слышатся предсказания, обычно, не сулящие ничего хорошего, а также информация о происходящих событиях. Больные слышат, как мучают их родственников, насилуют дочку или жену, одновременно слышатся стоны жертв, оружейные и пистолетные выстрелы. Все, что делает больной, тут же комментируется. Каждый жест больного, даже его намерения убежать из квартиры, тут же подвергаются комментариям. Многие из комментариев носят издевательский характер. Комментируется и поведение реальных лиц, родственников, соседей, сотрудников милиции. Весьма часто, наряду с угрожающими и обвиняющими голосами, слышатся голоса, защищающие больного. Громкие, грубые мужские голоса обвиняют, менее громкие или тихие женские голоса находят смягчающие обстоятельства. Некоторые голоса отличаются противоречивостью и неопределенностью высказываний. Больной почти одновременно слышит предложение выйти на улицу и не выходить, занять определенное положение в комнате, чтобы не быть застреленным, и не делать этого.

Некоторые из высказываний как бы обрываются, начавшаяся фраза не договаривается до конца. Эти галлюцинации сопровождаются усилением аффекта страха. Что бы ни происходило вокруг, это немедленно находит отражение в содержании голосов. Все ощущения, испытываемые больным, боли в разных частях тела тут же комментируются голосами. Практически всегда слышится циничная брань, ругательства, часто присутствует сексуальная тематика. Больных обвиняют в разврате, сожительстве с несовершеннолетними, рассказывают об изменах жены или любовницы. Нередко слышатся приказания - от самых невинных до распоряжений убить кого-либо. В стадии обратного развития психоза могут слышаться советы, наставления, предсказания о ближайшем будущем.

Весьма часто, одновременно с вербальными галлюцинациями, возникают неприятные телесные ощущения: парестезии и болевые ощущения, преимущественно в дистальных отделах рук и ног. Возможно появление болей в области сердца и сенестопатий. Неприятные телесные ощущения обычно локализуются на коже рук, ног, туловища, лица. Больные ощущают пощипывание, покалывание, жар, холод, прохождение электрического тока. Все ощущения сопровождаются комментирующими вербальными галлюцинациями, комментируются судорожные сведения мышц голеней или рук. Также комментируются и возникающие иногда зрительные галлюцинации. Если появляется светлое пятно на стене, больной слышит тут же, что наводят луч. Если вдруг на потолке видится женское лицо, то женский голос сообщает: «Я тебе показалась».

Для алкогольного галлюциноза характерно возникновение чувственного, галлюцинаторного, эмоционально насыщенного бреда. Бредовые представления отличаются особой образностью и пластичностью. Содержание бреда близко к реальности, лишено фантастичности. По-бредовому толкуется то, что слышится и попадает в поле зрения больного. Содержание бреда всегда соответствует содержанию вербальных галлюцинаций. Однако, если на время голоса исчезают, бредовая трактовка поведения окружающих может сохраняться. Очень быстро после начала психоза бред систематизируется. Больной не просто знает, что его преследуют, но знает, кто и как из преследователей хочет его поймать, где они находятся, что предпримут в ближайшее время. Чаще всего бред преследования принимает форму бреда физического уничтожения. По мнению больных, преследователи хотят получить его квартиру, для этого выселить, арестовать, дискредитировать. Преследование ведется также, чтобы завладеть деньгами, по мотивам мести, а также любовниками жены или нанятыми ею бандитами. Характерно также появление бреда обвинения. Больной убежден, что его обвиняют, во многом несправедливо, в совершении противоправных и аморальных поступков и что, перед предстоящей на площади казнью, приедут члены правительства, чтобы плюнуть ему в лицо. Идеи самообвинения отмечаются крайне редко.

Иногда возникает бред физического и психического воздействия. Больные считают, что на их тело действуют различными лучами, приборами, что преследователи какими-то способами или колдовством путают их мысли, повторяя одно и то же, стремятся воздействовать на их поведение, давая настойчиво повторяющиеся приказания. Иногда возникают представления о возможности воздействовать на поведение окружающих. Обычно это связано с появлением неразвернутых идей величия. Типичным считается появление так называемого объясняющего бреда. Под этим понимаются попытки больного объяснить, каким образом его поведение и даже намерения становятся известны другим людям. В этом случае речь идет о галлюцинаторном варианте синдрома открытости. Идеи воздействия сочетаются с патологическими телесными ощущениями, истинными обманами восприятия, псевдогаллюцинации не возникают. При очень интенсивном наплыве галлюцинаций состояние начинает приближаться к делириозному и бредовые идеи упрощаются. На высоте галлюцинаторного наплыва можно говорить о тонких нарушениях сознания. Внимание становится неустойчивым, часть переживаний амнезируется.

На всем протяжении психоза доминируют тревога, страх, сочетающиеся с тоскливостью. Аффекту страха соответствуют идеи преследования, депрессивному аффекту - идеи обвинения. Всегда аффективное состояние находится в соответствии с содержанием бреда и вербальных галлюцинаций.

Поведение больных определяется содержанием бреда и галлюцинаций. Больные спасаются бегством от преследователей, меняют вида транспорта, уезжают за город. Часто обращаются за помощью в милицию, к военнослужащим, к медикам с просьбой

защитить от преследователей. Одной из форм поведения является баррикадирование помещения и подготовка к оказанию сопротивления. Агрессия в отношении окружающих - крайне редкая форма поведения. Больные могут оттолкнуть милиционера, если преследователи скажут, что он их сообщник, но не совершают нападения на действительно пришедшего сотрудника милиции. Императивные галлюцинации оказывают влияние на поведение больных, но никогда не выполняются приказания, идущие вразрез с представлениями больного о том, что аморально и недопустимо. Поэтому приказ убить жену или дочку, а также приказ повеситься больные с гневом и бранью отвергают. Выполняются только отдельные приказания: вынести небольшую сумму денег, стакан водки, стать в простенок или под настенными часами, потушить или включить свет. Во время галлюциноза больные обычно вслух отвечают мнимым собеседникам, ругаются с ними, задают вопросы. На высоте галлюцинаторного наплыва возникает состояние галлюцинаторной отрешенности. Больные полностью погружены в психотические переживания, слушают и отвечают мнимым собеседникам. Речь их напоминает беседу человека, говорящего по телефону. Вступить с ними в контакт трудно или невозможно. Одной из форм поведения является совершение суицидальных попыток. Больные предпринимают попытки лишить себя жизни не потому, что выполняют распоряжения мнимых преследователей, а потому, что опасаются мучительной смерти, предрекаемой бандитами.

Обратное развитие галлюциноза начинается с редукции аффекта страха и нормализации настроения, затем подвергается обратному развитию вербальный галлюциноз, потом исчезает бред и появляется критика к перенесенному психозу. В течение некоторого времени может наблюдаться резидуальный бред. Вербальные галлюцинации могут исчезнуть внезапно, после многочасового сна. При постепенном их исчезновении пропадает локализация обманов восприятия, уменьшается громкость звучания голосов, галлюцинаторная речь упрощается, становится менее угрожающей. Затем возможно исчезновение на некоторое время экстрапроекции. Голоса прежнего содержания тихо слышатся внутри головы, чувством сделанности это звучание голосов не сопровождается. Длительность острого алкогольного галлюциноза при современных методах лечения составляет несколько дней, обычно не более 7-10 дней. Острым считается галлюциноз, длящийся до 1 месяца.


Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

Тэги: